СТИХИ
АВТОРЫ
УЧАСТИЕ

Библейские мотивы

Людмила Колодяжная

Лотова жена

Последняя горная вьется стезя
перед женою послушною…
Шла, зная – оглядываться нельзя,
чтоб Ангела – не ослушаться.

Но что там ждет, в чужеземной дали? –
Судьбы неизвестен очерк…
А перед нею за Ангелом шли –
Праведный Лот и дочери.

И за спиной пламенел Содом…
– Что, если случайно споткнуться,
на миг прощальный увидеть дом –
нет, нет – нельзя оглянуться,

ведь город Божьим казнен судом,
на камне не станет камня,
но неужели и милый дом
охвачен небесным пламенем?

Так – в горней шла она тишине
по камням скользким и гладким…
– Господь велик, пусть простится мне
последняя в жизни оглядка.

Она оглянулась… И Тишиной
Вдруг стала – навек, бессрочно…
Не слышал Лот шагов за спиной,
и вздоха – не слышали дочери.

Она стала меньшею из утрат,
Но доля её – тревожит…
Отдавшая жизнь за последний взгляд,
который, как вызов брошен…

Из Песни Песней

«А в Библии красный кленовый лист
Заложен на Песни Песней».
А. Ахматова

Вернись –
к папирусно-папиросной
страниц россыпи,
переверни,
перечти главы, сочтя число
их в Книг Книге,
к которой никнет,
кротко чело...

Влейся слухом
в Соломоново соло,
в перебивающий его тихий,
кажущийся духом
голубиным – голос
Суламифи...

Вспомни – строки гибче
становятся, свив,
как гнездо птичье,
любовный миф,
привычно-
старый, а все, как новый...
Сохранить его – нелишне
в памяти-нише,
заложив
лист в Песни Песней – кленовый...

Из Книги Товита

«Ангел отвечал: могу идти с тобою
и дорогу знаю...»
Книга Товита

Вереницы путей доверяю тебе,
каждый мост сожженный – добыча случая,
приучай, как ангел, к летучей судьбе,
или нет – поучай, приручай, иль мучай.

В створки крыльев твоих заключи меня,
унеси мою жизнь за земные скобки,
вдоль пути твоего – поземка огня,
вдоль пути моего только свечку робкую

я несу... Дыханье сбивает огонь,
наши тени сближаются – жаркие, зыбкие,
по ладони-тени – твоя тень-ладонь
проскользнет и в тропе растворится рыбкой.

Пусть меня охватит в дороге дрожь,
вправо, влево шаг – я к нему готова,
то ли я иду, то ли ты ведешь,
словно Ангел Божий когда-то Товия.

Пусть крыла твоего мне тяжел покров,
но любая крона дает просветы,
и судьба моя – это твой улов,
и речей твоих меня тянут сети.

Ты приставлен свыше к моей судьбе,
вняв тебе, помедлю на полуслове,
каждый шаг, иль шепот ведут к тебе,
если ангел ты, я – как бедный Товий.

© Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви 2011 г.